Кто изобрел нитроглицерин

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • ВИДЫ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ МЕДИЦИНЫ (140)
  • народные средства (87)
  • лечение природой (86)
  • гомеопатия (10)
  • рефлексотерапия (3)
  • аюрведическая медицина (2)
  • СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ (124)
  • питание (84)
  • профилактика (35)
  • фитнесс, спорт, активных отдых (16)
  • гигиена и экология (6)
  • ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ (72)
  • вопросы — ответы (37)
  • личный опыт (30)
  • SOS (7)
  • администрация (2)
  • ФАРМАКОЛОГИЯ (62)
  • фармакотерапия, лечение лекарственными препаратами (39)
  • наркотики и яды (15)
  • БАДы (6)
  • обзоры лекарственных препаратов (3)
  • ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ БАЗА (51)
  • медицинские факты (31)
  • история медицины и фармации (12)
  • образование (8)
  • медицинская литература (1)
  • ОТРАСЛИ МЕДИЦИНЫ (50)
  • косметология (29)
  • педиатрия (9)
  • стоматология (6)
  • хирургия (2)
  • гастроэнтерология (1)
  • эндокринология (1)
  • онкология (1)
  • акушерство и гинекология (1)
  • Другие виды терапии (40)
  • Медицинские и фармацевтические товары и услуги (28)
  • Юмор медицинский и фармацевтический (21)
  • ФАРМТОВАРОВЕДЕНИЕ (16)
  • изделия медицинского назначения (7)
  • парафармация (7)
  • медицинская техника (2)
  • Первая помощь (13)
  • Прививки и вакцины (10)
  • ЗДОРОВЬЕ И ОБЩЕСТВО (7)
  • ОТНОШЕНИЕ К СВОЕМУ ЗДОРОВЬЮ (4)
  • ПРОГРАММЫ ПО УЛУЧШЕНИЮ ЗДОРОВЬЯ (3)
  • Ветеринария (4)
  • Диагностика (2)

Подписка по e-mail

Нитроглицерин. История открытия.

История создания одного из самых популярных лекарств связана с Санкт-Петербургом. Вернее, с именем знаменитого ученого Альфреда Нобеля. А учителем его был русский ученый профессор Зинин. В Париже Нобель познакомился с итальянским ученым, впервые получившим нитроглицерин – Асканио Собреро и начал практические эксперименты с веществом. Однако Нобеля интересовали, прежде всего, взрывчатые свойства вещества, и результатом его работы стал вовсе не полезный медикамент, а опасный динамит… Не многие знают, что за это открытие ученый дорого заплатил – при одном из взрывов погиб его младший брат Эмиль. Однако кое-что из разработок Нобеля пошло на пользу медицине и фармакологии: в 1863 году он изобрел специальный инжектор-смеситель, позволяющий обезопасить промышленное производство нитроглицерина.

Еще при открытии нитроглицерина и сам Собреро, и другие энтузиасты пытались испробовать на себе его действие. Но при приеме вещества у испытателей возникала сильная головная боль, поэтому разработки вещества в фармакологическом направлении затянулись надолго. Только через 33 года англичанин Мюррел, работник Вестминстерского и Королевского госпиталей сумел подобрать нужную концентрацию препарата и подходящий растворитель. В конце XIX века список заболеваний, в лечении которых применялся нитроглицерин, был очень широк: сюда входили как традиционная стенокардия, так и астма, мигрень, даже эпилепсия.

Нитроглицерин до сих пор остается самым популярным средством для купирования приступов стенокардии. Но его заслуги в развитии фармакологии этим не ограничиваются. На примере нитроглицерина впервые был описан так называемый «синдром отмены», заключающийся в том, что при частом применении препарата он включается в естественный обменный процесс организма, а прекращение приема приводит к физиологическим проблемам, подчас очень опасным. Наиболее сильно синдром отмены наблюдается у заядлых курильщиков, алкоголиков, наркоманов. В случае с нитроглицерином синдром отмены ярко проявился у рабочих заводов по изготовлению динамита. Ежедневно вдыхая пары нитроглицерина, рабочие привыкали к нему, а в нерабочее время явно чувствовали его нехватку: кружилась и болела голова, болело сердце. Многие становились настоящими нитроглицериновыми наркоманами: уходя с работы, они прихватывали с собой пузырек вещества, чтобы по выходным «для профилактики» втирать его в виски.

Почти всегда синдром отмены идет рука об руку с другой опасностью – развитием толерантности к препарату. Суть проблемы в том, что при длительном применении больному приходится сильно повышать дозу – иначе терапевтического эффекта уже не достичь. В борьбе с возникшими проблемами ученые пошли путем изобретения новых форм препарата. Сегодня их множество: сублингвальные капсулы, таблетки, растворы и пластыри. Однако самой популярной лекарственной формой, настоящей «скорой помощью» остаются именно привычные капсулы. Их начали применять еще в 1925 году и до сих пор в экстренных случаях предпочитают именно эту форму. Таблетки же используют все больше для профилактики приступов.

Последнее значительное событие, связанное с нитроглицерином, произошло в 1998 году. Трое ученых – Фурготт, Игнарро и Мурад – получили Нобелевскую премию за подробное описание физиологического действия нитроглицерина. Ведь до тех пор механизм действия препарата был непонятен: прописывая его, врачи полагались лишь на эмпирические сведения. Оказалось, что, попадая в гладкомышечную клетку сосудов, нитроглицерин превращается в оксид азота, который, в свою очередь, активирует фермент, способный расслаблять гладкомышечную клетку и расширять сосуд. В результате уменьшается потребность миокарда в кислороде и увеличивается насыщение кислородом сердечной мышцы.

Ученые положили немало сил на разработку других форм нитратов, которые отличались бы от нитроглицерина особенностями фармакокинетики. Однако пока нитроглицерин остается основным средством. До сих пор не удается справиться с побочными эффектами, возникающими при его приеме: у многих пациентов препарат вызывает сильную головную боль, головокружение. Некоторые пациенты считают это показателями того, что лекарство им не подходит. Врачи опровергают это мнение: изменение самочувствия после приема нитроглицерина, наоборот, говорит о том, что лекарство действует эффективно. Медики напоминают также, что, приняв лекарство, следует ненадолго прилечь: горизонтальное положение повысит эффективность препарата, а побочные эффекты минимализирует.

Кто изобрел нитроглицерин

У нас в гостях

Aктуальная тема

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

Последние новости

Фармацевт практик 9.2007 (6)

Лекарство трех революций: Нитроглицерин

Наверное, не многие знают, что знаменитый ученый, создавший динамит, вырос в Санкт-Петербурге. А учителем Альфреда Нобеля был не кто иной, как выдающийся русский химик девятнадцатого века Зинин. Именно по его совету Нобель поехал в Париж учиться работе со взрывчатыми веществами. Он успел даже познакомиться с человеком, впервые получившим нитроглицерин, — итальянским ученым Асканио Собреро. А по возвращении в Петербург начал практическую работу с нитроглицерином. Вот что говорил об этих опытах Альфред Нобель:

«Профессор Зинин показал это вещество нам с отцом, положив на наковальню и ударив по нему. При этом профессор Зинин высказал уверенность в возможности практического использования нитроглицерина. Да, нитроглицерин открыл Собреро, обнаружив, что это вещество взрывчато. Профессор Зинин и профессор Трапп в Санкт-Петербурге пошли дальше Собреро, выяснив, что нитроглицерин может быть практически использован. Они привлекли к нему внимание моего отца, который тогда, в связи с Крымской войной, фабриковал морские мины для русского правительства».

После окончания Крымской войны Нобель-старший разорился и уехал в Стокгольм. Альфред предпочел остаться в Петербурге, чтобы вплотную заняться нитроглицерином. Здесь он научился его получать, смешивать с черным порохом и поджигать. Опыты оказались весьма удачными. Удовлетворенный результатами, Альфред направился в Стокгольм к отцу, а оттуда в Париж для поиска кредитов. Первое кустарное производство нитроглицерина было налажено в Хеленборге под Стокгольмом. Там же в 1863 г. Альфред изобрел инжектор-смеситель для азотной кислоты и глицерина (из них производится нитроглицерин). В принципе, это решало проблему безопасности будущего промышленного производства — можно было приступать к созданию сети заводов.

Летом того же года Альфред Нобель предложил русскому правительству изобретенный им новый порох — смесь черного пороха с нитроглицерином…

Впрочем, за создание убийственного продукта семье Нобелей пришлось дорого поплатиться: во время одного из взрывов погиб младший брат ученого — Эмиль. Справедливости ради нужно сказать, что до сих пор многие историки спорят о « русском следе » в создании динамита: как идейном, так и финансовом. Ведь аналогичные опыты велись в Российской империи известным химиком Петрушевским. Правда, медлительность чиновничьей машины и секретность опытов не позволила ему запатентовать свое открытие вовремя…

История жизни этого препарата изобилует трагическими случайностями и великими открытиями.
О нем написано немало книги очерков, в которых упоминается имя самого Альфреда Нобеля! Несмотря на более чем 150-летнюю историю существования, это средство до сих пор остается актуальным и пользуется постоянным спросом у пациентов с сердечно-сосудистой патологией. Наверняка, уважаемые коллеги, вы уже успели догадаться о чем идет речь.
Конечно же, о нитроглицерине.

Революция медицинская

Если в истории военного и промышленного применения нитроглицерина существует масса спорных нюансов, касающихся авторских прав, то в истории медицинского использования этого вещества разногласий об интеллектуальной собственности нет. Автором первого использования нитроглицерина при стенокардии считается английский ученый Мюррел, работавший лектором по практической физиологии в Вестминстерском госпитале и помощником врача в Королевском госпитале. Ему удалось подобрать приемлемую концентрацию (1%), растворитель (спирт) и дозу нитроглицерина (3 капли на 1/2 унции воды). Произошло это знаменательное событие спустя 33 года после открытия нитроглицерина. Столь значительный перерыв в историческом шествии нитроглицерина вовсе не случаен. И сам Собреро, и ряд других испытателей пробовали на себе его действие. Но их отпугивала сильная головная боль, возникающая при контакте с веществом, — основной побочный эффект нитроглицерина.

Спектр показаний к применению нитроглицерина в конце девятнадцатого века был более чем широк: кроме стенокардии, нитроглицерин слыл эффективным средством при эпилепсии, астме, хорее и мигрени…

С нитроглицерином связан еще один колоссальный прорыв в развитии медицинской науки. На примере этого вещества был впервые описан синдром отмены (рикошета). Его заметили врачи, наблюдавшие рабочих первых динамитных заводов. Об очистке воздуха на промышленных предприятиях тогда, как вы понимаете, никто и не задумывался. Поэтому пролетариат, ежедневно вдыхая пары нитроглицерина, заметно к нему привыкал. Во время отпуска и выходных без « своей дозы » молодые люди в расцвете сил начинали чувствовать сильную головную боль и даже… внезапно погибали от инфаркта миокарда. Причем атеросклеротические изменения в коронарных сосудах часто не обнаруживались. Смекалистые рабочие самостоятельно « изобрели » метод борьбы с синдромом отмены и трансдермальный путь введения нитроглицерина. Отправляясь на уик-энд, они просто « одалживали » пузырек с заветной жидкостью и втирали ее в виски.

Одновременно с синдромом отмены нитроглицерин « преследует » и другая проблема — развитие толерантности к препарату. То есть со временем для достижения терапевтического эффекта больным приходилось многократно повышать дозу. Вот и оказывались больные стенокардией меж двух огней. С одной стороны, они должны постоянно принимать нитраты, чтобы не развивался синдром отмены, с другой — их постоянный прием связан с постепенным привыканием. Единственным способом борьбы с последним до недавнего времени была прерывистая схема назначения. Это значит, что в течение 4–5 часов в течение суток концентрация нитратов в крови должна быть минимальной. Поэтому так важно, чтобы больные, принимающие нитраты, придерживались предписанной врачом временной схемы лечения.

Читайте также  После еды понижается давление почему

Впрочем, борьба с недостатками нитроглицерина и нитратов (синдромом рикошета и толерантностью) весьма положительно сказалась на развитии фармакологии. Ведь она заставляла изыскивать все новые и новые лекарственные формы: сублингвальные капсулы, аэрозоли, таблетки, пластыри, растворы для парентерального введения, ретардные формы… Пожалуй, сложно найти вещество, которое было бы представлено на фармацевтическом рынке таким многообразием лекарственных форм. И что немаловажно, все они имеют полное право на существование и находят своего покупателя. Так, сублингвальные капсулы, применяемые с 1925 года, предназначены для экстренного купирования приступа стенокардии и до сих пор, несмотря на более чем почтенный возраст, считаются золотым стандартом для решения этой проблемы. А современные ретардные формы таблеток, принимаемые пациентами один раз в сутки, изобретены для профилактики развития этих самых приступов, эпизодов « немой » ишемии миокарда и ради избежания развития толерантности. То есть они максимально удлиняют период действия лекарства и создают безопасный безнитратный временной промежуток.

Революция научная и не только…

Использование нитратов в кардиологии является одним из лучших примеров эмпиричности медицины. Более 125 лет нитроглицерин с успехом применяли для лечения больных, а механизм его действия был непонятен.
Всего 5 лет назад, в 1998 году, « подробности » антиангинального действия нитроглицерина перестали быть тайной. Авторами этого научного прорыва стали Фурготт, Игнарро и Мурад, получившие « за открытия, связанные с оксидом азота как сигнальной молекулы в сердечно-сосудистой системе » Нобелевскую премию.

Оказалось, что нитроглицерин, как и остальные современные представители группы нитратов, является по своей сути « пролекарством » . Попадая в гладкомышечную клетку сосудов, он подвергается превращениям до образования оксида азота — NO. Последний и активирует особый фермент (гуанилатциклазу), обуславливающий расслабление гладкомышечной клетки и расширение сосуда. Причем как венозного, так и артериального, в частности, коронарных артерий. В результате достигается двойной эффект: с одной стороны, за счет уменьшения преднагрузки на сердце уменьшается потребность миокарда в кислороде, а с другой — увеличивается « кислородное обеспечение » сердечной мышцы.

Масса исследований были посвящены созданию более совершенных форм нитратов, чем нитроглицерин (глицерола тринитрат) — динитратов, мононитратов. Они отличаются друг от друга не только количеством молекул оксида азота, но и особенностями фармакокинетики. Так, например, если период полувыведения для глицерола тринитрата равен 2–4 минутам, для изосорбида динитрата 30–40 минутам, то для изосорбида мононитрата — 240–360. Соответственно количество принимаемых таблеток и частота эпизодов ишемии будет различной для разных препаратов нитратов.

Кстати, эксперименты над нитратами и стали поводом к разговорам об еще одной революции — сексуальной. Ведь именно благодаря изучению нитратов и появился на свет препарат “Виагра”. Но об этом в одном из следующих номеров…

Кто изобрел нитроглицерин

Нитроглицерин был впервые получен Асканио Собреро в 1847 году в Турине. Автор назвал новое вещество «пироглицерин». Перед открытием нитроглицерина ученый получил ряд взрывчатых эфиров азотной кислоты из сахара (сахарозы), молочного сахара (лактозы), декстринов, маннита и других веществ.

Собреро установил, что если смесь двух объемов концентрированной серной кислоты и одного объема концентрированной азотной кислоты вылить в глицерин, начнется бурная реакция. Однако в данном случае это реакция окисления: азотная кислота просто разрушает глицерин.

Если смесь азотной и серной кислоты хорошо охлаждать и добавлять к ней небольшими порциями глицерин при перемешивании (чтобы избежать повышения температуры), происходит совсем другой процесс. Глицерин и азотная кислота вступают в реакцию этерификации. После окончания реакции ученый выливал смесь в воду, в результате кислоты растворились, а нитроглицерин собирался на дне в виде тяжелой желтой жидкости (похожей на оливковое масло).

Поскольку нитроглицерин плохо растворим в воде, его можно промыть водой от остатков кислот почти без потерь. А промывать нужно обязательно: следы кислот снижают стабильность нитроглицерина при хранении, в результате может произойти взрыв.


Асканио Собреро — первооткрыватель нитроглицерина

Вскоре выяснилось, что нитроглицерин не обладает запахом и обладает жгучим вкусом, однако пробовать нитроглицерин очень не рекомендуется: в результате сильного физиологического действия он вызывает продолжительную головную боль.

Обнаружились и взрывчатые свойства нитроглицерина: в этом отношении автор сравнил его с «гремучим хлопком» — так тогда называли нитроцеллюлозу. Сильные взрывчатые свойства нитроглицерина выглядели в то время очень привлекательно, ведь долгие века практически единственным взрывчатым веществом служил черный порох. Черный порох обладает целым рядом недостатков: низкая скорость горения, недостаточная сила взрыва, недостаточная надежность, большое количество твердых продуктов горения. Нитроглицерин мог бы компенсировать большинство этих недостатков, однако в те времена трудности, связанные с его производством, хранением и применением были слишком большими. На некоторое время о нитроглицерине почти забыли: он применялся только в виде очень разбавленного спиртового раствора как лекарство (в этом качестве нитроглицерин успешно используют и в наши дни).


Нитроглицерин (разные формы лекарства)

Дальнейшая история нитроглицерина неразрывно связана с именем ученого и инженера Альфреда Нобеля. Отец Нобеля занимался конструированием мин, по его стопам пошел и сын. Однако, военная техника того времени сильно сдерживалась весьма ограниченным набором взрывчатых веществ. Новые взрывчатые вещества требовались не только военным, но и промышленности. В частности, упомянутые недостатки дымного пороха сильно сдерживали развитие горного дела.

Отец и сын заинтересовались нитроглицерином и в 1862 году смогли наладить его производство. Началась отработка технологии. Однако в 1864 году на фабрике произошел взрыв, младший брат Нобеля Эмиль погиб. Погибло также несколько рабочих. Отец Нобеля от этого потрясения тяжело заболел и в 1872 году умер.


Альфред Нобель

Несмотря на семейную трагедию, Альфред Нобель не отступил и смог вновь наладить производство нитроглицерина. Как уже отмечалось, данное вещество имело большие преимущества перед черным порохом и представляло большой интерес для горного дела, однако проблема опасности нитроглицерина оставалась нерешенной.

Черный порох можно долго бить молотком без какого-либо эффекта — он взрывается только при сильном ударе, однако нитроглицерин гораздо более чувствителен к ударам и даже сильным сотрясениям. Кроме того, жидкое состояние создавало неудобства при транспортировке и использовании нитроглицерина. Утечка жидкого нитроглицерина стала причиной трагедий.

Первоначально А. Нобель разводил нитроглицерин метиловым спиртом, что резко уменьшало опасность взрыва при транспортировке. В пункте назначения к смеси нитроглицерина и метанола добавляли воду, в результате метанол растворялся, а нитроглицерин оседал на дно. Процедура была неудобной, возникала опасность пожара.


Альфред Нобель (почтовая марка)

Найти более безопасный способ обращения с нитроглицерином помог случай. Для предотвращения толчков и ударов банки с нитроглицерином засыпались кизельгуром [1]. Во время транспортировки одна из банок разгерметизировалась, и часть нитроглицерина бесследно исчезла. Так было открыта способность инфузорной земли поглощать нитроглицерин (за счет капиллярного эффекта). Полученная масса была значительно удобнее, а главное — безопаснее в обращении. Это и есть динамит. Изобретению Нобелем динамита предшествовало другое его изобретение: ученый ввел в практику капсюли-детонаторы.

Благодаря этим открытиям нитроглицерин получил широкое применение во взрывном деле, а Нобель построил свои заводы по всей Европе. Однако далеко не все было гладко: закостенелый консерватизм заставлял многих горняков смотреть на динамит с опаской — ведь им предстояло отказаться от черного пороха, который использовали еще их прадеды. С другой стороны, у динамита с инфузорной землей были и объективные недостатки: вода легко вытесняла нитроглицерин из пор кизельгура, поэтому такой динамит боялся сырости и был непригоден для подводных взрывных работ. Кроме того, диоксид кремния представлял собой балласт, который снижал силу взрыва и давал много твердых продуктов.

Нитроглицерин обладает положительным кислородным балансом (избыток атомов кислорода в молекуле), поэтому добавка восстановителя увеличила бы силу взрыва. Были предприняты попытки заменить инфузорную землю органическими наполнителями. Перепробовали много носителей — от обычных до экзотических. Полученный таким способом динамит нашел промышленное применение, однако он недостаточно хорошо удерживал нитроглицерин.

______________________________________________
1 Кизельгур (он же диатомит или инфузорная земля) — осадочная порода, которая состоит в основном из диоксида кремния. Образовалась из останков диатомовых водорослей.

A. Динамит.
B. Защитная оболочка.
C. Подрывной капсюль.
D. Кабель, связанный с подрывным капсюлем.
E. Крепежная лента


Живые диатомовые водоросли (диатомеи) под микроскопом

Решение нашел все тот же Альфред Нобель и опять благодаря счастливому случаю. Поранившись, ученый обратил внимание на «жидкий пластырь» (коллодий) — раствор частично нитрованной целлюлозы (коллоксилин) в смеси спирта и эфира. Таким раствором в те времена часто обрабатывали небольшие раны. После испарения растворителей коллоксилин образовывал на ране защитную пленку.

Смешав коллодий и нитроглицерин, и дождавшись испарения растворителей, Нобель получил твердую эластичную массу. Позднее он приготовил эту массу, растворяя 7-8 частей коллоксилина в 92-93 частях нитроглицерина. Сначала образовывалась вязкая жидкость, которая при осторожном нагреве до 60-70°С на протяжении 15-20 минут превращалась в твердую эластичную массу коричневого цвета. Эта масса получила название «гремучий студень». В гремучем студне в качестве наполнителя использовали нитроцеллюлозу, что дало ряд преимуществ: такое взрывчатое вещество разлагалось без остатка и совсем не боялось воды. Положительный кислородный баланс нитроглицерина компенсировался отрицательным кислородным балансом частично нитрованной целлюлозы.

Нитроглицерин (Nitroglycerin)

Содержание

Структурная формула

Русское название

Латинское название вещества Нитроглицерин

Химическое название

Брутто-формула

Фармакологическая группа вещества Нитроглицерин

Нозологическая классификация (МКБ-10)

Характеристика вещества Нитроглицерин

Бесцветная маслообразная жидкость. Плохо растворима в воде, хорошо — в спирте, эфире, хлороформе.

Фармакология

Увеличивает содержание свободного радикала оксида азота (NO), который активирует гуанилатциклазу и увеличивает содержание цГМФ (контролирует дефосфорилирование легких цепей миозина) в гладкомышечных клетках сосудов. Расширяет преимущественно венозные сосуды, вызывает депонирование крови в венозной системе и снижает венозный возврат крови к сердцу (преднагрузку) и конечное диастолическое наполнение левого желудочка. Системная артериальная вазодилатация (расширяет в основном крупные артерии) сопровождается снижением ОПСС и АД , т.е. постнагрузки. Снижение пред- и постнагрузки на сердце приводит к уменьшению потребности миокарда в кислороде; снижает повышенное центральное венозное давление и давление заклинивания в легочных капиллярах; незначительно повышает ЧСС (рефлекторная тахикардия в ответ на снижение системного АД и ударного объема, более выраженная в вертикальном положении тела), ослабляет сопротивление коронарных артерий и улучшает сердечный кровоток (за исключением случаев чрезмерного снижения системного АД или значительного повышения ЧСС , когда возможно ухудшение коронарного кровотока).

Читайте также  Эктазия вен малого таза что это такое

Расширяет крупные эпикардиальные отделы коронарных артерий, способствует повышению градиента давления в месте атеросклеротического стеноза коронарного сосуда, обеспечивает перфузию даже в случае субтотального стеноза, включает коллатерали, в т.ч. за счет уменьшения сопротивления кровотоку по ним. Перераспределяет коронарный кровоток в пользу ишемизированных областей, в частности, субэндокардиальных отделов. При ишемической гипокинезии отдельных участков миокарда способствует восстановлению локальной сократимости. Устраняет патологическую жесткость миокарда и препятствует развитию фатальных аритмий при инфаркте миокарда. Ослабляет постинфарктное ремоделирование левого желудочка. Эффективно ингибирует агрегацию тромбоцитов и их адгезию к эндотелию сосудов. Увеличивает порог возникновения ишемии миокарда.

У больных с сердечной недостаточностью и стенокардией повышает сердечный выброс, толерантность к физической нагрузке, уменьшает тяжесть и частоту приступов. Значительно уменьшает объем митральной регургитации. Оказывает центральное тормозящее влияние на симпатический тонус сосудов, угнетая сосудистый компонент формирования болевого синдрома. Нормализует обмен электролитов и энергетические процессы — соотношение окисленных и восстановленных форм никотинамидных коферментов, активность НАД-зависимых дегидрогеназ. Способствует освобождению катехоламинов в мозге и сердце, оказывает непрямое симпатомиметическое действие на миокард, изменяет конформацию тропонин-тропомиозинового комплекса. Способствует переходу гемоглобина в метгемоглобин и может ухудшать транспорт кислорода. Вызывает расширение менингеальных сосудов, что часто сопровождается появлением головной боли. Расслабляет гладкие мышцы бронхов, желчных путей, пищевода, желудка, кишечника, мочеполового тракта.

Быстро и достаточно полно абсорбируется с поверхности слизистых оболочек и через кожу. После приема внутрь в значительной степени разрушается в печени (эффект «первого прохождения»), а затем биотрансформируется с образованием NO в гладкомышечных клетках. В условиях сублингвального, суббуккального и в/в применения исключается «первичная» печеночная деградация (сразу попадает в системный кровоток). Первичными метаболитами являются ди- и мононитраты, конечным — глицерин. При сублингвальном приеме Сmax основных метаболитов (0,2–0,3 нг/мл) достигается к 120–150 с, Т1/2 нитроглицерина 1–4,4 мин, метаболитов — 7 мин. Объем распределения 3 л/кг, клиренс — 0,3–1,0 л/кг/мин. При введении в виде аэрозоля в полость рта Сmax метаболитов (14,6 нг/мл) достигается через 5,3 мин, относительная биодоступность — 76%, Т1/2 — 20 мин. При приеме внутрь 6,4 мг Сmax метаболитов (0,1–0,2 нг/мл) достигается через 20–60 мин. Относительная биодоступность 10–15%. T1/2 метаболитов составляет 4 ч. При в/в введении Т1/2 — 1–3 мин, общий клиренс — 30–78 л/мин, при сердечной недостаточности указанные показатели снижаются до 12 с−1,9 мин и 3,6–13,8 л/мин соответственно. В плазме связывается с белками (60%). Метаболиты экскретируются в основном через почки, часть экскретируется легкими с выдыхаемым воздухом.

При использовании сублингвальных и буккальных форм приступ стенокардии купируется через 1,5 мин, а гемодинамический и антиишемический эффекты сохраняются до 30 мин и 5 ч соответственно. После приема малых доз (2,5 мг) гемодинамический эффект продолжается до 0,5 ч, больших (форте) — до 5–6 ч (при этих дозах гемодинамический эффект проявляется через 2–5 мин, а антиангинальный спустя 20–45 мин). Нанесение мази обеспечивает развитие антиангинального действия через 15–60 мин и 3–4 часовую его продолжительность. Эффект трансдермальных форм наступает через 0,5–3 ч и сохраняется до 8–10 ч.

Применение вещества Нитроглицерин

ИБС: стенокардия напряжения (лечение, профилактика), вазоспастическая стенокардия (Принцметала), нестабильная стенокардия, спазм коронарных артерий при проведении коронарной ангиографии, острый коронарный синдром, острый инфаркт миокарда, острая левожелудочковая недостаточность (сердечная астма, интерстициальный и альвеолярный отек легких), хроническая сердечная недостаточность, контролируемая артериальная гипотония во время хирургических манипуляций, предупреждение гипертензивных реакций при эндотрахеальной интубации, разрезах кожи, стернотомии, окклюзия центральной артерии сетчатки глаза, дискинезия пищевода, функциональные холецистопатии, острый панкреатит, желчные колики, спастическая дискинезия кишечника.

Противопоказания

Гиперчувствительность, резко выраженная гипотензия, коллапс, инфаркт миокарда с низким конечным диастолическим давлением в левом желудочке и/или выраженной гипотензией (сАД ниже 90 мм рт.ст. ) или коллапсом, инфаркт правого желудочка, брадикардия менее 50 уд./мин , первичная легочная гипертензия, кровоизлияние в мозг, травма головы, повышенное внутричерепное давление, церебральная ишемия, тампонада сердца, токсический отек легких, выраженный аортальный стеноз, состояния, сопровождающиеся снижением конечного диастолического давления в левом желудочке (изолированный митральный стеноз, констриктивный перикардит), закрытоугольная глаукома, беременность, кормление грудью.

Ограничения к применению

Анемия, гипертрофическая кардиомиопатия (идиопатический гипертрофический субаортальный стеноз), пожилой возраст, тяжелые нарушения функции печени и почек, гипертиреоз.

Применение при беременности и кормлении грудью

Применение при беременности возможно только в случаях, когда ожидаемая польза превышает потенциальный риск для плода.

Категория действия на плод по FDA — C.

На время лечения следует прекратить грудное вскармливание.

Побочные действия вещества Нитроглицерин

Со стороны нервной системы и органов чувств: головная боль, головокружение, ощущение распирания головы, слабость, двигательное беспокойство, психотические реакции, нечеткость зрения, обострение глаукомы.

Со стороны сердечно-сосудистой системы и крови (кроветворение, гемостаз): приливы крови к лицу, сердцебиение, гипотензия, в т.ч. ортостатическая, коллапс, метгемоглобинемия.

Со стороны органов ЖКТ : сухость во рту, тошнота, рвота, диарея,

Со стороны кожных покровов: цианоз, гиперемия кожи.

Аллергические реакции: зуд и жжение, аллергический контактный дерматит (при применении трансдермальных форм).

Прочие: гипотермия, ощущение жара, парадоксальные эффекты — приступ стенокардии, ишемия вплоть до развития инфаркта миокарда и внезапной смерти; развитие толерантности.

Взаимодействие

Салицилаты повышают уровень нитроглицерина в плазме, барбитураты ускоряют метаболизм. Нитроглицерин уменьшает прессорное действие адреномиметиков, антикоагулянтный эффект гепарина (при в/в введении). Гипотензивные, антиадренергические препараты, вазодилататоры, силденафила цитрат, антагонисты кальция, трициклические антидепрессанты, ингибиторы МАО , этанол, хинидин и новокаинамид усиливают гипотензивный и системный вазодилатирующий эффекты. Метионин, N-ацетилцистеин, ингибиторы АПФ и салицилаты повышают антиангинальную активность. Унитиол восстанавливает сниженную чувствительность к нитроглицерину. Дигидроэрготамин, м-холинолитики, альфа-адреномиметики, гистамин, питуитрин, кортикостероиды, стимуляторы ЦНС и вегетативных ганглиев, яды пчел и змей, избыточная инсоляция снижают сосудорасширяющий и антиангинальный эффекты.

Передозировка

Симптомы: головная боль, головокружение, ощущение сильного давления в голове, необычная усталость или слабость, обморок, чувство жара или озноб, повышенное потоотделение, сердцебиение, тошнота и рвота, цианоз губ, ногтей или ладоней, одышка, гипотензия, слабый учащенный пульс, повышение температуры тела, увеличение внутричерепного давления (мозговые симптомы вплоть до развития судорог и комы), метгемоглобинемия.

Лечение: перевод больного в горизонтальное положение (ноги поднимают выше уровня головы для увеличения венозного возврата к сердцу), промывание желудка (если с момента приема внутрь прошло немного времени), плазмозаменители, в/в введение агонистов альфа-адренорецепторов (фенилэфрин). Следует избегать введения в качестве кардиотонического средства эпинефрина из-за возможности усиления шокоподобной реакции. Для ликвидации метгемоглобинемии используют кислород под давлением или 1% раствор метилтиониния хлорид (Метиленовый синий) в дозе 1–2 мг/кг, в/в . Рекомендуется мониторирование концентрации метгемоглобина в крови.

Пути введения

В/в, сублингвально, трансдермально, внутрь, суббукально.

Меры предосторожности вещества Нитроглицерин

В остром периоде инфаркта миокарда и при развитии острой сердечной недостаточности назначают под строгим контролем за гемодинамикой. С осторожностью применяют при аортальном и митральном стенозе, у больных с гиповолемией и пониженным сАД (менее 90 мм рт.ст. ). При гипертрофической кардиомиопатии может вызвать учащение и/или утяжеление приступов стенокардии. При длительном бесконтрольном приеме нитроглицерина, назначении высоких доз больным с печеночной недостаточностью и детям возрастает риск метгемоглобинемии, проявляющейся цианозом и появлением у крови коричневого оттенка. В случаях развития метгемоглобинемии препарат необходимо срочно отменить и ввести антидот — метилтиониния хлорид (метиленовый синий). При необходимости дальнейшего применения нитратов обязателен контроль за содержанием метгемоглобина в крови или замена нитратов на сиднонимины.

Для уменьшения риска развития побочных эффектов необходимо соблюдать осторожность при одновременном приеме с лекарственными средствами, обладающими выраженными гипотензивными и вазодилатирующими свойствами; не рекомендуется прием препарата на фоне употребления алкоголя, в помещениях с высокой температурой окружающей среды (баня, сауна, горячий душ), а также прием нескольких таблеток одновременно либо последовательно за короткий промежуток времени при первом приеме.

Нельзя разжевывать таблетки и капсулы для того, чтобы купировать приступ стенокардии, т.к. в системный кровоток может поступить избыточное количество препарата из разрушенных микрокапсул через слизистую оболочку полости рта. При появлении головной боли и других неприятных ощущений в области головы улучшение достигается назначением валидола или капель ментола сублингвально. Нередко плохо переносятся только первые дозы, затем побочные эффекты ослабевают.

При одновременном применении с гепарином необходимо увеличивать дозу гепарина и строго контролировать частично активизированное тромбопластиновое время. С осторожностью применяют у пожилых пациентов. Не рекомендуется назначение буккальных форм больным с афтозным стоматитом, гингивитом, заболеваниями пародонта и корневой системы зубов, съемными верхними зубными протезами.

Бесконтрольный прием может привести к развитию толерантности, выражающейся в уменьшении продолжительности и выраженности эффекта при регулярном применении или необходимости повышения дозы для достижения того же эффекта. При регулярном применении пролонгированных форм нитроглицерина, особенно пластырей и мазей, препарат почти все время присутствует в крови, поэтому риск развития толерантности значительно возрастает. Для предупреждения возникновения устойчивости необходим прерывистый прием в течение суток, или совместное назначение антагонистов кальция, ингибиторов АПФ , или диуретиков. Трансдермальные формы нитроглицерина рекомендуют снимать с тела на ночь, оставляя таким образом период, свободный от действия препарата. При этом следует остерегаться развития синдрома отмены, связанного с резким прекращением поступления нитроглицерина в организм и проявляющегося внезапным развитием приступов стенокардии.

При в/в введении возможно развитие тахифилаксии, что требует изменения дозировки в сторону увеличения. О степени толерантности можно судить по динамике давления в правом предсердии. Приближение показателя толерантности к 25% требует прекращения введения раствора. Имитировать развитие толерантности при внутривенном введении может снижение содержания нитроглицерина в растворе из-за нарушения техники введения, разрушения нитроглицерина при прямом воздействии световых лучей или его абсорбции на стенках пластиковой инфузионной системы (20–80% при использовании систем из поливинилхлорида, полистирол-бутадиена, пропионата целлюлозы, латекса или полиуретана). Рекомендуется использовать системы из химически чистого стекла, полиэтилена, нейлона, тефлона, силикона. Не рекомендуется использовать слишком длинные гидропроводы. При в/в введении нитроглицерина необходимо учитывать, что после прекращения инфузий и при переводе больного на таблетированные (даже длительного действия) нитраты может возникнуть синдром отмены или недостаточной дозы, при этом возможно увеличение частоты осложнений в остром периоде инфаркта миокарда — учащение приступов стенокардии, нарастание явлений недостаточности кровообращения, рецидивирование инфаркта миокарда, формирование острой аневризмы сердца, увеличение частоты разрывов миокарда.

Читайте также  При остром инфаркте миокарда раньше всего повышается

Приручение нитроглицерина и русский динамит Петрушевского

«…Вернувшись из-за границы, Альфред [Нобель] вновь устанавливает контакт со своим учителем Николаем Николаевичем Зининым. «Отцу русской химии» не было тогда еще и сорока лет, но его имя получило уже широкую известность. Зинин особо интересуется проблемами «животной химии» и, в частности, нитросоединениями. Открытое им восстановление нитробензола в анилин — знаменитая «реакция Зинина» — принесло ему мировую славу. Нитроглицерин также хорошо известен русскому химику. С началом Крымской войны он проводит серию опытов в надежде использовать его взрывчатые свойства в военном деле. Нобели и Зинин — соседи по дачам. Летними вечерами профессор проводит в старой кузнице эксперименты с удивительной жидкостью. Однако попытки использовать нитроглицерин в снарядах оказались безуспешными, и в 1854 году опыты были приостановлены. Значение этих исследований Зинина было очень велико. «Пироглицерин» оставался лишь опасным лабораторным препаратом, его практическое применение казалось невозможным, исследования его не проводились. Зинин первым в мире показал, что взрывчатый джинн в бутылке не так страшен, как его малюют, что это вещество можно получать, хранить и использовать в больших количествах. Русский ученый установил температуру, при которой воспламеняется эта коварная жидкость, и разработал основные правила безопасного обращения с ней. Очень важно также, что он обратил на нитроглицерин внимание других исследователей и оказывал им в дальнейшем помощь и поддержку.»
В. Красногоров «Подражающие молниям»

Как известно Альфреду Нобелю традиционно приписывается изобретение динамита – одной из важнейших инноваций 19-го столетия, необратимо изменивших мир. В действительности он лишь получал патенты на него, или вернее на них, так как с самого начала это были разные составы на основе нитроглицерина и различных наполнителей (первый из таких патентов получен в 1867 году в Германии).

Динамиты обогатили Нобеля, став одной из основ коммерческого и финансового успеха великого шведа. Но история того типа взрывчатых веществ начиналась одновременно в нескольких странах и сейчас трудно сазать точно, где именно впервые возникла идея «приручить» нитроглицерин пропитывая им различные пористые материалы. В XIX веке это было самое мощное из известных тогда взрывчатых веществ, однако и самое опасное. (Младший брат Альфреда Нобеля Эмиль-Оскар погиб во время одного из опытов с нитроглицерином). Однако еще в 20-е годы XIX столетия стало известно, что эта коварная маслянистая жидкость становится относительно безопасной, когда ею пропитывали различные впитывающие вещества – адсорбенты. И разумеется возникла мысль, что в таком виде нитроглицерин можно было бы использовать, в частности, для горных и инженерных работ, а также в военном деле, ведь его мощность в десятки раз превышала мощность дымного пороха. Собственно это и были первые динамиты и постепенно опыты с такими составами стали хорошо известны среди специалистов в разных странах примерно с 50-х годов XIX века. В качестве наполнителей использовались самые разнообразные материалы – от опилок и прессованных тканей, до высокопористых горных пород (диатомиты и некоторые разновидности известняка). Соотношение инградиентов определялось, как правило, на глазок, интуитивно; единых правил и, тем более, сколько-нибудь научных представлений не было, и конечно количество жертв было очень велико. Но стремление к выгоде владельцев горных разработок и строительных компаний, разумеется, было сильнее любой опасности: применение динамитов экономило огромные ресурсы и время. Занимались их изготовлением в лучшем случае горные инженеры, а чаще всего простые рабочие-самоучки, даже не имевшие элементарных химических знаний. Так было и в Соединенных Штатах (где первые патенты известны еще до Гражданской войны) , и в Европе, и, конечно, в России – передовой химической державе того времени. Были известны и опыты, связанные с военным применением динамитов, но до настоящего успеха было еще далеко – по крайней мере, до широкого распространения специальных капсюлей-детонаторов (в разработке которых участие Альфреда Нобеля действительно неоспоримо) в конце XIX века. (Но затем появились взрывчатые вещества более подходящие для военных целей – сначала пикриновая кислота, затем тринитротолуол – поэтому применение динамитов в этой области так и не получило широкого развития.)

А пока, в середине позапрошлого столетия, история приручения нитроглицерина и появления первых промышленных образцов динамитов изобиловала трагедиями и неудачными опытами. Количество жизней и искалеченных судеб, принесенных им в жертву не поддается точному исчислению, однако сейчас определенно можно сказать, что их было бы намного больше, если бы не научный вклад именно русских химиков и изобретателей. Вообще их вклад в в развитие и применение динамитов был наиболее существенным и важным, как впрочем и вообще в сфере создания новых материалов. Ведь вторая половина XIX века – время настоящего триумфа российской науки, и в первую очередь – эпохальных открытий в химии, в буквальном смысле изменивших мир. (И конечно, об этом очень не любят упоминать западные авторы и историки науки!).

В числе выдающихся русских имен того времени заметно выделяется имя Василия Фомича Петрушевского – офицера русской армии, военного инженера, ученого и помимо всего прочего – создателя так называемого «русского динамита».

Его научная и изобретательская деятельность началась с 1850 года, когда его, только что закончившего артиллерийские офицерские курсы, пригласили преподавать химию в этом же училище. С 1854 года он уже официально занимался разработкой и испытаниями различных устройств, механизмов для артиллерии. Параллельно этим работам, хорошее знание химии не могло не навести на мысли о поисках новых составов и смесей взрывчатых веществ. Петрушевский начинает первые опыты с нитроглиценрином. Тогда это считалось наиболее перспективным направлением в разработке взрывчатых веществ.

В конце пятидесятых годов благодаря дружбе со своим бывшим учителем – выдающимся русским ученым-химиком Николаем Николаевичем Зининым – Петрушевский полностью переключается на исследования нитроглицерина. Надо сказать, что Альфред Нобел в это время тоже поддерживал близкие контакты с Зининым и возможно, он каким-то образом влиял на направления этих поисков (но вряд ли материально – скорее, умело используя исследовательский азарт ученого), однако с самим Петрушевским он общался довольно мало. Но все таки главным стимулом для Зинина и Петрушевского была неудача их совместного изобретения во время Крымской войны. В 1854 году они предложили использовать специальные гранаты высокой мощности, начиненные нитроглицериновой смесью. Однако несколькослучайных взрывов во время приготовления этой смеси (погибло несколько рабочих), заставили военное ведомство отказаться от их предложения.

Эта трагедия развернула направление поисков в сторону безопасного получения нитроглицерина и здесь обоим химикам сопутствовал успех. К началу 60-х годов они разработали первый и передовой для того времени способ получения нитроглицерина в промышленных масштабах. До этого во всем мире смертельно опасную жидкость получали в небольших количествах, обычно непосредственно перед применением.

Удалось снизить и опасность самого нитроглицерина: выяснив, что самопроизвольную детонацию нитроглицерина вызывают неустойчивые кислотные соединения (промежуточные в основной реакции взаимодействия глицерина и азотной кислоты) Петрушевский постепенно нашел оптимальный способ их нейтрализации. В конце концов, в качестве такой добавки он предложил оксид магния. Диатомитовая порода (которая состоит главным образом из окаменевших водорослей и благодаря этому имеет высокий коэффициент пористости), пропитанная таким ингибированным нитроглицерином – и есть знаменитый «русский динамит Петрушевского», известный с 1863 года. Его сразу стали заказывать как российские промышленники, так и иностранные горнодобывающие компании. Однако в 1866 году на единственном заводе в Петергофе, где производился русский динамит, произошел мощный взрыв, после чего все дальнейшие работы, а также новые испытания, оказались под запретом.

Незадолго до этого взрыва Альфред Нобель успешно испытал свой собственный вариант динамита: таким же образом ингибированный нитроглицерин смешивался кизельгуром (одна из диатомитовых пород, имеющая максимальный коэффициент пористости), который добывался тогда в больших количествах в Шлезвиге (на севере Германии). А в следующем году, как уже говорилось выше, Нобель получил свой первый патент на динамит.
Вот такая, вкратце, получилась история великого открытия и великого бизнеса,по итогам которой Петрушевский (за изобретение промышленного способа получения нитроглицерина) был награжден единовременно премией в 3000 рублей, а впоследствии – пожизненной пенсией в 1000 рублей. А Нобель впоследствии некоторое время входил в десятку богатейших людей в мире – для кого-то этого, разумеется, достаточно, чтобы упоминать его имя в том числе и как изобретателя динамита. Впрочем, карьера Петрушевского, несмотря на множество неудач, была все же намного благополучнее лучше, чем у лесковского Левши: он дослужился до генерал-лейтенанта. До самой смерти (в 1891 году) Василий Фомич руководил различными исследовательскими и испытательными работами в самых разных направлениях военного дела и сам был автором более десятка изобретений (самыим известным после нитроглицерина можно считать его боковой прицел для крупнокалиберных орудий). И все же на этом примере, как и на множестве других, отчетливо видна какая-то неуловимая, и одновременно неумолимая закономерность в судьбах российских изобретений. В чем она состоит, нужно ли что-то менять и если да, то как – вот важнейшие вопросы русской жизни, а вовсе не пресловутые «что делать» и «кто виноват».

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter