Кардиогенный шок клинические рекомендации 2016

Российское общество скорой медицинской помощи (РОСМП). Клинические рекомендации оказания скорой медицинской помощи при кардиогенном шоке.

Автор: руководитель отдела неотложной кардиологии и ревматологии СПб НИИСП им. И.И.Джанелидзе, к.м.н. В.А.Костенко

Определение.
Кардиогенный шок (КШ) — самый тяжелый вариант острой левожелудочковой недостаточности, связанный со значительным повреждением миокарда левого желудочка. Характеризуется тяжелой гипотензией (САД 18 мм рт.ст.), что ведет к органной гипоперфузии. Часто сочетается с кардиогенным отеком легких.

Код по МКБ-10 Нозологическая форма
R57.0 Кардиогенный шок

Этиология и патогенез
Основная причина (80%) КШ – острый инфаркт миокарда с поражением 40% объема сердечной мышцы. Механические осложнения ИМ составляют остальные 20% — острая митральная недостаточность (разрыв надрыв папиллярных мышц), разрыв миокарда с дефектом межжелудочковой перегородки или тампонадой перикарда, изолированный инфаркт правого желудочка, острая аневризма или псевдоаневризма сердца. Возможной причиной может быть также резкое снижение преднагрузки вследствие гиповолемии.
В 80-90 –е годы считалось, что частота КШ при ИМ доходит до 20%, данные последних лет – 5-8%.

Факторы риска:
Передняя локализация ИМ, пожилой возраст, анамнез перенесенного ИМ, сахарного диабета, ХСН, систолическая дисфункция ЛЖ.

При КШ происходит активация симпатической нервной системы, системного воспаления, выброс провоспалительных цитокинов, вазодилятация с нарушением системной перфузии, увеличение потребности миокарда в кислороде, нарушение диастолической релаксации ЛЖ, способствующее отеку легких и гипоксемии, повышение общего периферического сопротивления сосудов с усилением постнагрузки, задержка жидкости из-за сниженного почечного кровотока и увеличения преднагрузки, замедление тканевого кровотока, сгущение крови, склонность к тромбообразованию, все это за счет формирования порочных кругов ведет к прогрессирующей дисфункции миокарда и смерти.

Клиническая картина кардиогенного шока.
Системная артериальная гипотензия, снижение пульсового АД 100 или брадикардия 90%.) (С, 2+).

При отсутствии застоя в легких и признаках гиповолемии – быстрая инфузия 200 мл физиологического раствора хлорида натрия 200 мл за 10 минут, Возможно повторное введение при необходимости до достижения суммарного объема 400 мл (С, 2+).

Для подъема АД – вазопрессоры (желательно введение через дозатор) (С, 2+):
— Допамин с начальной скоростью 2-10 мкг/кг*мин. При отсутствии эффекта скорость увеличивается каждые 5 минут до 20-50 мкг/кг*мин. Эффект наступает быстро, в первые минуты, но при прекращении инфузии длится 10 минут. Стандартный раствор готовится путем добавления 400 мг допамина к 250 мл 0,9% раствора хлорида натрия, что дает концентрацию 1600 мкг на 1 мл. Не смешивать со щелочными растворами! При отсутствии дозатора начальная скорость введения 4-8 капель в минуту. Инфузию прекращать постепенно. Дозы до 5 мкг/л*мин улучшают почечный кровоток, 5-10 мкг/л*мин обеспечивают позитивный инотропный эффект, свыше 10 мкг/л*мин вызывают вазоконстрикцию. Допамин может увеличивать потребность миокарда в кислороде. Побочные эффекты – тахикардия, нарушения сердечного ритма, тошнота, усугубление ишемии миокарда. Противопоказания – феохромоцитома, жизнеопасные желудочковые нарушения ритма (фибрилляция желудочков, желудочковая тахикардия).
— Добутамин – 250 мг лиофилизата растворяют в 10 мл 0,9% раствора хлорида натрия, доразводят до объема 50 мл и добавляют в 200 мл 0,9% раствора хлорида натрия, инфузия со скоростью 2.5-10 мкг/кг*мин с увеличением ее при необходимости на 2,5 мкг/кг*мин до максимальной 20 мкг/кг*мин (без инфузомата начать с 8-16 капель в минуту). Эффект развивается через 1-2 минуты, при остановке продолжается 5 мин. Добутамин обладает отчетливым позитивным инотропным эффектом, он снижает сосудистое сопротивление в малом круге кровообращения, мало влияя на общее периферическое сопротивление.

Основное показание к применению – кардиогенный шок с отеком легких.

При появлении тошноты/рвоты, нарушений сердечного ритма скорость инфузии допамина/добутамина необходимо уменьшить.

При отсутствии эффекта от допамина/добутамина, прогрессирующей гипотонии с САД <80 мм рт.ст. возможно введение адреналина (эпинефрин) в дозе 2-4 мкг в минуту в виде инфузии (С, 2+) или норадреналина (с учетом понимания того, что последний усугубляет вазоконстрикцию) – 0,2-1,0 мкг/кг/мин. внутривенно капельно.
При отеке легких после стабилизации САД выше 100 мм рт.ст. добавить внутривенно нитраты, начиная с малых доз и морфин дробно по 2 мг (последний хорош и для адекватного обезболивания) (С, 2+).

Рассмотреть необходимость назначения аспирина(250-325 мг разжевать) и антикоагулянтов (гепарин 70 Ед на кг массы тела, не более 4000 ЕД) или эноксапарин 1 мг на кг массы тела внутривенно (А,1+).

Тщательное мониторирование АД, ЧСС, аритмий, диуреза (катетер в мочевой пузырь желателен)

Тактика:
Срочная доставка в стационар и госпитализация с продолжающейся в ходе транспортировки инфузией вазопрессоров и мониторированием жизненно важный функций, желательно в стационар с наличием кардиохирургического отделения и рентгенэндоваскулярной операционной для возможной коронароангиопластики и баллонной внутриаортальной контрпульсации.
Транспортировка только на носилках.

Частые ошибки:
­ Назначение сердечных гликозидов (проаритмогенный эффект в условиях гипоксии, инотропное действие отсрочено и может вызвать увеличение легочного застоя вследствие одновременной стимуляции обоих желудочков) (B, 1+).
­ Введение вазопрессоров без предварительной попытки ликвидировать гиповолемию.
­ Применение глюкокортикоидов (нет доказательств клинической эффективности).
­ Использование мезатона (вызывает вазоконстрикцию без увеличения сердечного выброса) (C, 1+).

Пациент с кардиогенным шоком должен быть госпитализирован в реанимационное отделение, минуя СтОСМП.

Терапевтический архив №09 2019 — Особенности лечения кардиогенного шока у пациентов с острым коронарным синдромом по данным Федерального регистра

Резюме
Летальность при остром коронарном синдроме (ОКС) и его осложнениях остается высокой, несмотря на значительные успехи в лечении ишемической болезни сердца и ее осложнений. Одним из наиболее грозных осложнений ОКС является кардиогенный шок (КШ), который представляет собой крайнюю степень острой сердечной недостаточности и в среднем развивается у 5–8% пациентов, госпитализированных с ОКС. В настоящей работе проведен анализ данных федерального регистра ОКС по частоте встречаемости, методах лечения и исходах ОКС, осложненном КШ.
Цель работы. Оценить качество медицинской помощи больным с ОКС, осложнившимся КШ, и ее соответствие современным клиническим рекомендациям.
Материалы и методы. Данные пациентов с ОКС экспортированы из системы федерального регистра ОКС. В исследовании проанализированы данные 29 736 пациентов с ОКС, внесенные в систему за период с 01.01.2018 по 31.12.2018 г. Из 29 736 пациентов с ОКС у 824 пациентов с ОКС был диагностирован КШ. Для оценки качества оказания медицинской помощи пациентам с ОКС и КШ использованы основные клинические рекомендации по лечению данной патологии.
Результаты. Проанализирована группа из 824 пациентов с ОКС и КШ, в которой преобладали больные с ОКС с подъемом сегмента ST (ОКСпST) – 77,8% (n=641). По данным регистра ОКС, 44,3% (n=365) пациентов с ОКС и КШ получали консервативное лечение, из них 58,6% (n=108) были с ОКСпST. Чрескожное коронарное вмешательство (ЧКВ) проведено у 39% (n=321) пациентов, из них 89,4% (n=271) пациенты с ОКСпST. По данным настоящего исследования, тромболитическая терапия проведена у 26,5% (n=218) пациентов.
Заключение. Полученные данные продемонстрировали, что пациенты c ОКС и КШ не получают оптимальную медицинскую помощь и их лечение не соответствует в полной мере современным клиническим рекомендациям.

Читайте также  Лимфогемангиома что это такое

Ключевые слова: ишемическая болезнь сердца, острый коронарный синдром, кардиогенный шок, смертность, острый инфаркт миокарда.

Для цитирования: Сагайдак О.В., Ощепкова Е.В., Чазова И.Е. Особенности лечения кардиогенного шока у пациентов с острым коронарным синдромом по данным Федерального регистра. Терапевтический архив. 2019; 91 (9): 47–52. DOI: 10.26442/00403660.2019.09.000317

Cardiogenic shock in patients with acute coronary syndrome (data from Russian Federal Acute Coronary Syndrome Registry)

O.V. Sagaydak, E.V. Oschepkova, I.E. Chazova

Myasnikov Institute of Clinical Cardiology, National Medical Research Center of Cardiology, Moscow, Russia

Mortality in acute coronary syndrome (ACS) and its complications remains high, despite significant advances in the treatment of coronary heart disease and its complications. One of the most life-threatening complications of ACS is cardiogenic shock (CS). CS is an extreme degree of acute heart failure and develops on average in 5–8% of patients hospitalized with ACS. In the present work, we analyzed data from Russian Federal ACS Registry – frequency of CS occurrence, treatment methods, and outcomes of ACS complicated by CS.
Aim. Assess the quality of medical care in patients with ACS, which complicated by CS, and its compliance with current clinical guidelines.
Materials and methods. Data from patients with ACS were exported from the Russian Federal ACS Registry. The study analyzed the data of 29.736 patients with ACS entered into the registry system in the period from 01.01.2018 to 31.12.2018. Of the 29.736 patients with ACS, 824 patients were diagnosed with CS. To assess the quality of care provided to patients with ACS and CS, the main clinical gguidelines were used.
Results. The group of 824 patients with ACS and CS was analyzed. Among them patients with ACS with ST segment elevation prevailed – 77.8% (n=641). According to Russian Federal ACS Registry 44.3% (n=365) of patients with ACS and CS received conservative treatment, of which 58.6% (n=108) were with ACS with ST segment elevation. Percutaneous coronary intervention was performed in 39% (n=321) of patients, of whom 89.4% (n=271) of patients with ACS with ST segment elevation. According to the data of this study, thrombolytic therapy was performed in 26.5% (n=218) of patients.
Conclusion. The data obtained demonstrated that patients with ACS and CS did not receive optimal medical care and their treatment does not fully comply with modern clinical guidelines.

Keywords: coronary heart disease, acute coronary syndrome, cardiogenic shock, mortality, acute myocardial infarction.

For citation: Sagaydak O.V., Oschepkova E.V., Chazova I.E. Cardiogenic shock in patients with acute coronary syndrome (data from Russian Federal Acute Coronary Syndrome Registry). Therapeutic Archive. 2019; 91 (9): 47–52. DOI: 10.26442/00403660.2019.09.000317

АКШ – аортокоронарное шунтирование
ИБС – ишемическая болезнь сердца
КШ – кардиогенный шок
ОКС – острый коронарный синдром
ОКСбST – ОКС без подъема сегмента ST
ОКСпST – ОКС с подъемом сегмента ST
ПСО – первичные сосудистые отделения
РСЦ – региональные сосудистые центры
САД – систолическое артериальное давление
СМП – скорая медицинская помощь
ТЛТ – тромболитическая терапия
ЧКВ – чрескожное коронарное вмешательство

Ишемическая болезнь сердца (ИБС) до сих пор сохраняет лидирующие позиции в структуре смертности населения во многих странах мира, включая и Российскую Федерацию. Острые формы ИБС объединяются собирательным понятием – острый коронарный синдром (ОКС). К ОКС относятся заболевания, соответствующие кодам I 20.0, I 20.1, I 21–24 Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (десятый пересмотр), и, несмотря на значительные успехи в их лечении, летальность при ОКС и его осложнениях, особенно при ОКС с подъемом сегмента ST (ОКСпST), остается высокой. Одним из наиболее грозных осложнений ОКС является кардиогенный шок (КШ).
КШ представляет собой крайнюю степень острой сердечной недостаточности, диагностическими признаками которого являются снижение систолического артериального давления (САД)

Клинические рекомендации (протокол) по оказанию скорой медицинской помощи при кардиогенном шоке

Общероссийская общественная организация

«Российское общество скорой медицинской помощи»

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПРОТОКОЛ) ПО ОКАЗАНИЮ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ КАРДИОГЕННОМ ШОКЕ

Утверждены на заседании Правления общероссийской общественной организации «Российское общество скорой медицинской помощи» 23 января 2014 г. в г. Казани

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПРОТОКОЛ) ПО ОКАЗАНИЮ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ КАРДИОГЕННОМ ШОКЕ

Автор: руководитель отдела неотложной кардиологии и ревматологии СПб НИИСП им. И.И.Джанелидзе, к.м.н. В.А.Костенко

Кардиогенный шок (КШ) — самый тяжелый вариант острой левожелудочковой недостаточности, связанный со значительным повреждением миокарда левого желудочка. Характеризуется тяжелой гипотензией (САД 18 мм рт.ст.), что ведет к органной гипоперфузии. Часто сочетается с кардиогенным отеком легких.

Этиология и патогенез

Основная причина (80%) КШ – острый инфаркт миокарда с поражением

40% объема сердечной мышцы. Механические осложнения ИМ составляют остальные 20% — острая митральная недостаточность (разрыв надрыв папиллярных мышц), разрыв миокарда с дефектом межжелудочковой перегородки или тампонадой перикарда, изолированный инфаркт правого желудочка, острая аневризма или псевдоаневризма сердца. Возможной причиной может быть также резкое снижение преднагрузки вследствие гиповолемии.

В 80-90 –е годы считалось, что частота КШ при ИМ доходит до 20%, данные последних лет – 5-8%.

Передняя локализация ИМ, пожилой возраст, анамнез перенесенного ИМ, сахарного диабета, ХСН, систолическая дисфункция ЛЖ.

При КШ происходит активация симпатической нервной системы, системного воспаления, выброс провоспалительных цитокинов, вазодилятация с нарушением системной перфузии, увеличение потребности миокарда в кислороде, нарушение диастолической релаксации ЛЖ, способствующее отеку легких и гипоксемии, повышение общего периферического сопротивления сосудов с усилением постнагрузки, задержка жидкости из-за сниженного почечного кровотока и увеличения преднагрузки, замедление тканевого кровотока, сгущение крови, склонность к тромбообразованию, все это за счет формирования порочных кругов ведет к прогрессирующей дисфункции миокарда и смерти.

ОКАЗАНИЕ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ДОГОСПИТАЛЬНОМ ЭТАПЕ

Системная артериальная гипотензия, снижение пульсового АД 100 или брадикардия 90%.) (С, 2+).

При отсутствии застоя в легких и признаках гиповолемии – быстрая инфузия 200 мл физиологического раствора хлорида натрия 200 мл за 10 минут, Возможно повторное введение при необходимости до достижения суммарного объема 400 мл (С, 2+).

Для подъема АД – вазопрессоры (желательно введение через дозатор) (С, 2+):

— Допамин с начальной скоростью 2-10 мкг/кг*мин. При отсутствии эффекта скорость увеличивается каждые 5 минут до 20-50 мкг/кг*мин. Эффект наступает быстро, в первые минуты, но при прекращении инфузии длится 10 минут. Стандартный раствор готовится путем добавления 400 мг допамина к 250 мл 0,9% раствора хлорида натрия, что дает концентрацию 1600 мкг на 1 мл. Не смешивать со щелочными растворами! При отсутствии дозатора начальная скорость введения 4-8 капель в минуту. Инфузию прекращать постепенно. Дозы до 5 мкг/л*мин улучшают почечный кровоток, 5-10 мкг/л*мин обеспечивают позитивный инотропный эффект, свыше 10 мкг/л*мин вызывают вазоконстрикцию. Допамин может увеличивать потребность миокарда в кислороде. Побочные эффекты – тахикардия, нарушения сердечного ритма, тошнота, усугубление ишемии миокарда. Противопоказания – феохромоцитома, жизнеопасные желудочковые нарушения ритма (фибрилляция желудочков, желудочковая тахикардия).

Читайте также  Сколько дней держат в реанимации в коме

— Добутамин – 250 мг лиофилизата растворяют в 10 мл 0,9% раствора хлорида натрия, доразводят до объема 50 мл и добавляют в 200 мл 0,9% раствора хлорида натрия, инфузия со скоростью 2.5-10 мкг/кг*мин с увеличением ее при необходимости на 2,5 мкг/кг*мин до максимальной 20 мкг/кг*мин (без инфузомата начать с 8-16 капель в минуту). Эффект развивается через 1-2 минуты, при остановке продолжается 5 мин. Добутамин обладает отчетливым позитивным инотропным эффектом, он снижает сосудистое сопротивление в малом круге кровообращения, мало влияя на общее периферическое сопротивление.

Основное показание к применению – кардиогенный шок с отеком легких.

При появлении тошноты/рвоты, нарушений сердечного ритма скорость инфузии допамина/добутамина необходимо уменьшить.

При отсутствии эффекта от допамина/добутамина, прогрессирующей гипотонии с САД

Минздрава России от 26.10.2016 N 15-4/10/2-6739 (вместе с «Клиническими рекомендациями (протоколом лечения). «, утв. Российским обществом акушеров-гинекологов 11.10.2016, Ассоциацией акушерских анестезиологов-реаниматологов 03.10.2016)

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 26 октября 2016 г. N 15-4/10/2-6739

Министерство здравоохранения Российской Федерации направляет клинические рекомендации (протокол лечения) «Анафилактический шок в акушерстве», разработанные в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», для использования в работе руководителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения при подготовке нормативных правовых актов, руководителями акушерских, гинекологических стационаров и амбулаторно-поликлинических подразделений при организации медицинской помощи, а также для использования в учебном процессе.

Президент Российского общества

академик РАН, профессор

11 октября 2016 г.

Президент Ассоциации акушерских

3 октября 2016 г.

Главный внештатный специалист

по акушерству и гинекологии,

академик РАН, профессор

11 октября 2016 г.

АНАФИЛАКТИЧЕСКИЙ ШОК В АКУШЕРСТВЕ

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПРОТОКОЛ ЛЕЧЕНИЯ)

Адамян Л.В. — д.м.н., профессор, академик РАН, заслуженный деятель науки Российской Федерации, главный специалист по акушерству и гинекологии Министерства здравоохранения Российской Федерации, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, заведующая кафедрой репродуктивной медицины и хирургии Факультета постдипломного образования Московского государственного медико-стоматологического университета (г. Москва).

Баялиева А.Ж. — д.м.н., заведующая кафедрой анестезиологии, реаниматологии, медицины катастроф ГБОУ ВПО «Казанский ГМУ» Министерства здравоохранения Российской Федерации, член Правления Ассоциации акушерских анестезиологов и реаниматологов (г. Казань).

Белокриницкая Т.Е. — д.м.н., профессор, заслуженный врач Российской Федерации, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета, ФПК и ППС ФГБОУ ВО «Читинская Государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, член Правления Российского общества акушеров-гинекологов, президент КОО «Забайкальское общество акушеров-гинекологов» (г. Чита).

Заболотских И.Б. — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой анестезиологии, реаниматологии и трансфузиологии ФПК и ППС ФГБОУ ВО «КубГМУ» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Краснодар), руководитель центра анестезиологии и реанимации ГБУЗ ККБ N 2 МЗ КК (г. Краснодар).

Куликов А.В. — д.м.н., профессор кафедры анестезиологии, реаниматологии и трансфузиологии ФПК и ПП ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Вице-президент «Ассоциации акушерских анестезиологов-реаниматологов» (г. Екатеринбург).

Лебединский К.М. — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии имени В.Л. Ваневского ФГБОУ ВО «СЗГМУ им. И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Санкт-Петербург).

Мусаева Т.С. — к.м.н., ассистент кафедры анестезиологии, реаниматологии и трансфузиологии ФПК и ППС ФГБОУ ВО «КубГМУ» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Краснодар).

Проценко Д.Н. — к.м.н., доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии ФДПО ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова», Заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии ГКБ N 1 им. Н.И. Пирогова Департамента здравоохранения г. Москвы, главный (внештатный) анестезиолог-реаниматолог Департамента здравоохранения г. Москвы (г. Москва).

Пырегов А.В. — д.м.н., заведующий отделением анестезиологии-реанимации ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Москва).

Филиппов О.С. — д.м.н., профессор, заместитель директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации, профессор кафедры акушерства и гинекологии ИПО ФГБОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Москва).

Ходжаева З.С. — д.м.н., профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. улакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г. Москва).

Шаповалов К.Г. — проректор по лечебной работе и ДПО ФГБОУ ВО ЧГМА, д.м.н., доцент, заведующий кафедрой анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии ФГБОУ ВО «Читинская Государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, председатель Совета РОО «Забайкальское общество анестезиологов-реаниматологов» (г. Чита).

Шифман Е.М. — д.м.н., профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии ФУВ ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», Президент Ассоциации акушерских анестезиологов-реаниматологов, заслуженный врач Республики Карелия (г. Москва).

Артымук Н.В. — д.м.н, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный медицинский университет» Минздрава России, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Сибирского федерального округа.

При разработке клинических рекомендаций

Рекомендации по проведению реанимационного мероприятия Европейского Совета по реанимации 2015, Национального Совета по реанимации (Россия), Пересмотр 2015, World Health Organization, American Academy of Family Physicians, Royal College of Obstetricians and Gynaecologists (RCOG), International Federation of Obstetrics and Gynecology (FIGO), College National des Gynecologues et Obstetriciens Frangais, American College of Obstetricians and Gynecologists (ACOG), Cochrane Reviews, рекомендации World Federation of Societies of Anaesthesiologists, American Society of Anesthesiologists, American Society of Regional Anesthesia and Pain Medicine, Association of Women’s Health, Obstetric and Neonatal Nurses, Societe fran антибиотики, которые чаще всего вводят на этапе интраоперационной антибиотикопрофилактики при оперативном родоразрешении [11, 12, 13]. Наиболее безопасен ванкомицин, который применяется в послеродовом периоде для лечения септических осложнений [14].

Частота анафилаксии при введении коллоидных растворов не отличается от общей популяции, но у рожениц и родильниц наибольшую частоту анафилаксии вызывают растворы желатина. В связи с этим, у рожениц и родильниц их рекомендуют вводить только по жизненным показаниям [15].

В периоперационном периоде анафилактические реакции можно наблюдать также при применении опиатов (1,9%) и местных анестетиков (0,7%) [16].

Влияние беременности на течение анафилаксии

Во время беременности резко возрастают концентрации эстрогена и прогестерона, которые считаются иммуномодулирующими гормонами. Прогестерон способствует активизации Th2 за счет ингибирования Th1, продукции цитокинов, индукции Th2 и интерлейкина 10. Эти изменения предотвращают отторжение плода. Плацента защищает плод от анафилактических реакций матери, так как не пропускает антитела к Ig E высокой молекулярной массы. Кроме того, высокая активность диаминоксидазы децидуальнои оболочки плаценты катализирует оксидное дезаминирование гистамина и других аминов, высвобождающихся в процессе анафилаксии [17].

Влияние анафилаксии на исходы беременности и родов для матери и плода

Асфиксия плода в случае анафилактического шока проявляется гемодинамической катастрофой у матери, так и хориоумбиликальной вазоконстрикцией вследствие высвобождения медиаторов анафилаксии.

При возникновении анафилаксии и анафилактического шока у матери в родах, у новорожденных регистрируются различная степень неврологического дефицита, ригидность конечностей, судорожные эквиваленты, поражение головного мозга, гипоксическая энцефалопатия.

Читайте также  Как пить ношпу до еды или после

Интранатальная и ранняя неонатальные смертности достигают 46% (уровень C) [18].

Профилактикой интранатальной гибели плода является быстрое начало лечения анафилаксии и немедленное родоразрешение (уровень A) [19, 20, 21].

Клинические проявления анафилаксии чаще всего развиваются в течение нескольких минут — одного часа после взаимодействия с триггерным агентом.

Основные симптомы анафилаксии:

— нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы: резкое снижение АД, развитие острой сердечной недостаточности, нарушения ритма;

— нарушения со стороны дыхательной системы: одышка, бронхоспазм, гиперсекреция слизи, отек слизистой дыхательных путей;

— нарушение мозгового кровообращения, судороги, нарушение сознания;

— гастроинтестинальные симптомы (тошнота и рвота);

— состояние кожных покровов и слизистых: уртикарные высыпания, ангиоотеки, гиперемия, кожный зуд, на более поздних стадиях — бледность, холодный пот, цианоз губ.

— Отсутствие симптомов со стороны кожных покровов не исключает диагноз анафилаксии!

— жалобы пациентки (при сохраненном сознании) на беспокойство, чувство страха, тревогу, озноб, слабость, головокружение, онемение языка, пальцев, шум в ушах, ухудшение зрения, тошноту, схваткообразные боли в животе;

— нарушения в других органах и системах: рвота, непроизвольная дефекация, мочеиспускание, метроррагия.

Степени выраженности клинических проявлений анафилаксии